Нина Петровна сидела на своей любимой лавочке в парке и отщипывала от булки куски, которые кидала голубям. С недавних пор она часто приходила сюда и подолгу сидела на скамейке одна, причина ее меланхолии заключалась в том, что недавно ее единственный сын женился и в месте с женушкой – крашеной красоткой Вероникой – решил жить отдельно. Они сняли квартиру и в мгновение ока упорхнули из родительского гнезда.

— Кошку что ли завести? – думала пожилая женщина, — ведь я в детстве очень любила котов.

Она даже стала оглядываться по сторонам, словно искала ничейного кота. Но вместо рыжего, как ей мечталось, нахала вдруг увидела черненькую собачонку, что сидела напротив ее лавочки и серьезно смотрела на кусок булки в ее руках.

Псинка явно была бездомной, но, судя по всему очень интеллигентной. Она не бросалась на голубей, отбирая у них добычу, а просто ждала, когда наглые птицы доедят мякиш, чтобы приняться за оставшуюся корочку.

— Иди сюда, малыш, — позвала Нина Петровна собачку.

Песик недоверчиво подошел к пенсионерке и даже разрешил себя погладить.

— Бедолага ты, такой же, как и я. Пойдешь ко мне жить? – Нина Петровна посмотрела в грустные глаза песика и увидела там положительный ответ на свой вопрос.

Вскоре они были уже дома. Отмытый и расчесанный Черныш стал еще краше. Ему определили миску, место для сна и довольная пенсионерка стала смотреть телевизор, а Черныш примостился рядом и положил свою умильную мордочку на тапочки пожилой женщины, давая тем самым понять, что признал в ней хозяйку.

В это время в дверях повернулся ключ и на пороге возник сын Степа вместе со своей женушкой.

— Мама, ты же не против, если мы поживем какое-то время у тебя, — и не дожидаясь разрешения, парочка проследовала в свою комнату. А за ужином, который торопливо собрала Нина Петровна, молодые сообщили, что ждут малыша.

— С работой пока напряженка, — прихлебывая суп, сообщил Степан.

А Вероника морщилась и отпинывала ногой крутившегося рядом Черныша.

— Ребенок скоро в доме появится, а вы это блохастое чудовище завели, — брезгливо протянула она.

Нина Петровна промолчала, а Черныш, поняв, что ему не очень рады, старался больше не попадаться Веронике на глаза.

Пенсионерка списала недовольство снохи на беременность и, так как денег в семье стало не хватать, устроилась на подработку в соседний магазин – техничкой и фасовщицей.

Уходила рано утром, домой возвращалась поздно, готовила на всю разросшуюся семью ужин и без ног валилась спать.

В назначенное время на свет появился внук Макарушка, и забот у бабушки прибавилось. Степан так все и не мог найти работу, Вероника продолжала капризничать, не довольная тем, что Макар постоянно плачет, а Нина Петровна теперь еще вынуждена была заботиться о внуке. Работу фасовщицей бросила и осталась в магазине только поломойкой. К тому же отношение снохи к Чернышу не переменилось:

— Ребенок в доме, а она с собакой сначала возится, а потом к Макару идет, — ворчала она, но, тем не менее, была довольна, что бабуля встает ночью к малышу, давая молодым родителям выспаться.

Однажды Нина Петровна вернулась с работы, но почему-то песик, как обычно это бывало, не ждал ее на пороге и не тянул гулять во двор.

— Убежал ваш блохастый. Дверь открытой оставили сами, вот он и выскочил, — ответила на немой вопрос свекрови Вероника.

Нина Петровна, бросив в коридоре сумки, бросилась на улицу. Обежала все окрестные дворы, до срыва в голосе звала собаку, но так и не нашла Черныша. И тут до нее дошло, что это Вероника специально куда-то увезла кобелька, тот бы ни за что сам не выскочил за дверь и не убежал бы в неизвестном направлении.

Пожилая женщина горько заплакала. Затем, немного успокоившись, решила съездить на могилку мужа, умершего несколько лет назад.

На городском кладбище, сидя у памятника любимому мужчине, она дала волю слезам. Горячо про себя обращалась к отцу Степана, рассказывала о своем нелегком житье-бытье, жаловалась на детей и просила от него заступничества перед Всевышним и помощи.

Так прошло несколько часов, темнело, и пора было возвращаться домой – туда, куда идти совершенно не хотелось.

Путь Нины Петровны лежал мимо заброшенной сторожки, и пенсионерке показалось, что в ней кто-то тявкает.

— Черныш, это ты? – она осторожно дернула ручку двери и та открылась.

Конечно, никакого черныша в домишке не оказалось. Зато она увидела, что в единственной комнатке чисто и уютно. Есть электричество, плитка и даже небольшой запас продуктов, а в шкафу – чистое постельное белье. Решив дождаться хозяина и попроситься на ночлег, Нина Петровна присела на диван. Силы покинули ее и она не заметила, как уснула.

Разбудило ее яркое солнце, светившее в окно. Хозяин сторожки так и не объявился. Тогда Нина Петровна решила отблагодарить неизвестного человека, так удачно предоставившего ей ночлег. Она нашла ведро, тряпки, набрала воды из пробивающегося рядом с погостом ключа и принялась за уборку. Мыла, скоблила, чистила, а затем приготовила из нехитрых продуктов скромный обед.

Наступил вечер, Нину Петровну никто не потревожил. Хоть, конечно, и страшновато было оставаться на кладбище, но, вспомнив слова бабушки, которая говорила, что бояться нужно не мертвых, а живых, решила, что, раз не нужна детям, побудет тут, пока ее не попросят освободить жилище.

Прошло несколько дней, которые Нина Петровна провела в покое и одиночестве. Ей на удивление было хорошо в этой сторожке, и чтобы принести хоть какую-то пользу, она взяла метлу и стала мести центральную кладбищенскую аллею.

— Я смотрю, у вас хорошо получается, — за шуршанием метлы по старому асфальту Нина Петровна сперва даже не поняла, что это обращаются к ней. – Может быть, и за могилкой номер 805 присмотрите. Я заплачу, не волнуйтесь.

Нина Петровна подняла глаза и увидела, что у ворот кладбища остановился шикарный мерседес, а седовласый мужчина за рулем сощурившись, смотрел на нее и протягивал тысячную купюру.

Пожилой женщине стало так обидно, что ее приняли за дворника, она отбросила метлу и, закрыв лицо руками, зарыдала.

— Я не хотел вас обидеть! — мужчина из мерседеса стоял уже рядом с Ниной Петровной и гладил ее, успокаивая, по плечу. А пенсионерка вдруг, принялась вываливать на незнакомца все свои проблемы – и про сына со снохой, и про свою ненужность, и про пропавшего Черныша.

— Так, садитесь в машину, сейчас поедем искать вашу собаку, — в голосе мужчины послышались металлические нотки, что женщина не стала возражать. В первом же приюте, проходя сквозь ряды клеток, она услышала знакомое тявканье. Черныш исхудал за эти дни, но хозяйку узнал сразу.

— А теперь домой, — скомандовал Николай Михайлович. Они уже успели познакомиться, и Нина Петровна узнала, что тот вдовец, бизнесмен и вообще прекрасный человек.

Поднявшись в квартиру, Нина Петровна отпустила песика на пол, а затем, рывком открыв комнату сына и снохи, с порога безапелляционно заявила:

— Два часа на сборы. Внука по выходным можете привозить ко мне.

Степан и Вероника удивились возникшей из ниоткуда матери и ее властным ноткам в голосе, перечить не посмели, и уже через полтора часа Нина Петровна отмывала устряпанную снохой за время ее отсутствия квартиру, кормила Черныша и докладывала по телефону Николаю Михайловичу о своих действиях.

Молодым пришлось поселиться у родителей Вероники, о чем ей, не скрывая неприязнь, сообщила мама снохи. А через месяц на пороге ее квартиры с переноской наперевес появился сын.

— Мы ей не нужны, — вздохнув, заявил с порога, — выставила нас с Макаром, сказав, что будет устраивать свою жизнь.

Нина Петровна охнула, схватила внука, а Степан, счастливо улыбнулся и погладил крутившегося рядом Черныша. Собаки не помнят зла, и пожилая женщина решила последовать ее примеру.

Потом они пили чай и прислушивались, не проснулся ли Макарушка. И все у них было хорошо. Степан нашел работу с достойной оплатой, а бабушке было некогда тереть полы в магазине, у нее появилась новая забота и ответственность — любимый внук, о котором она заботилась.

Источник