Это началось поздним летним вечером. Компания подростков как всегда собралась, как обычно, на тусовку. Четверо ребят и три девчонки всегда собирались вечерами возле заброшенной церкви около кладбища. Иногда они сидели перед костром и травили байки, иногда просто дурачились. Втихую покуривали и также, втихую могли распить бутылочку вина для настроения.

В этот вечер бутылочку притащил Славка, а Гарик пришел с гитарой. У Димона всегда были сигареты, а Петька очень хорошо веселил компанию. Светка заболела и не пришла. Оля и Настя в этот раз пришли вдвоем.

Распили бутылочку, покурили, развеселились и захотелось экстрима, нервы пощекотать. А где их еще щекотать, как не на кладбище. Вот и пошли туда бродить всей толпой. Вдоль кладбища пролегала дорога и фонари хорошо освещали прилегающие к забору могилы. Ребята углубились подальше и издалека доносились их крики и гуканья. Девочки просто шли ближе к забору, где светло. Так было не страшно, свет давал ощущение безопасности.

– Посмотри, – сказала Оля – Видишь там бомж. Давай подкрадемся поближе.

Они приблизились. Бомж и алкаш в одном лице ходил в поисках опохмелки по могилам, выискивая наполненные спиртным стопки.

– Земля Вам пухом, мадам, – Сказал бомж памятнику, опрокидывая в себя найденную порцию.

– Покойтесь с миром, – проговорил он другому постаменту, забрав конфетку в качестве закусона.

Девочки захихикали, бомж заметил их, стушевался и поспешил уйти прочь.

– Оль, смотри, ягоды на могиле растут.

Могила была старая, заброшенная. На облезлом памятнике сохранилась мутная фотография старухи. А ягоды поражали своей величиной, сочностью и красотой.

– Оль, давай наберем, – попросила Настя.

– Да ну. Стремно как-то. Представляешь, ягоды на трупном удобрении. Поэтому они такие крупные. Я бы ни в жизнь их есть не стала, побрезговала бы.

– А мы и не будем их есть. Мы Гарика угостим для прикола. Он их съест, а мы потом ему скажем, что они с кладбища. Посмеемся, что он такие ягоды съел.

– Ну, давай, наберем, – согласилась Оля.

Они набрали ягоды в кулечек из огромного листа лопуха и пошли на выход с кладбища ждать ребят.

Те, повеселившись, перемахнули через забор и подошли к девочкам.

– Твоя идея, ты Гарика и угощай, – шепнула Оля.

Настя была девочкой бойкой и ее не смущало происхождение ягод. Оля подозревала, что она и сама бы их попробовала запросто. Но она протянула их Гарику со словами:

– Это тебе.

– Какая шикарная земляника? С чьего огорода успели спереть?

– Откуда взяли, там уже нет, – отпарировала Настя.

Гарик не стал ерепениться и проглотил ягоды за секунду.

– Вкусные, спасибо.

А Настя и Оля умолчали, что ягоды с кладбища. Им стало как-то неудобно об этом говорить. И настроение почему-то упало, словно они сделали какую-то подлость.

– Мы домой пойдем. Поздно уже, родители будут волноваться.

Ребята попрощались, договорившись, что увидятся завтра вечером.

Но на следующий вечер Гарик на тусовку не пришел. Ребята сказали, что он приболел вроде. Они и сами толком не знали, что с Гариком.

Прошла неделя, о Гарике никаких новостей не было. И тогда Настя и Оля решили сходить к нему домой и узнать, что случилось.

Светка упорно допытывалась у подруг, что они скрывают. И тогда Оля сказала:

– Да, ничего особенного не случилось. Угостили Гарика земляникой с могилы и он после этого на тусовках не появляется.

– Так какие проблемы? Пошли посмотрим, все ли у него нормально. Скорее всего он просто приболел, вот и сидит дома. Я сама только выздоровела. Летом легче простуду подцепить, для меня во всяком случае.

Успокоенные рассудительной Светкой, девочки двинулись в сторону дома Гарика.

Высокий зеленый забор из профиля скрывал все, что было за ним. Настя хотела нажать кнопку звонка, но оказалось, что ворота открыты и неплотно прилегали к забору. Девочки решили войти и постучать уже в дверь дома.

Вольер с собакой Гарика стоял в стороне, прилегая к забору и оттуда донеслось жалобное повизгивание. Огромная немецкая овчарка, увидев их, забегала по вольеру, смотря на них умоляющими глазами.

– Что это с Герой? – удивилась Света, – Она никогда так себя не вела. Вода у нее есть, и еда есть.

Они прошли к крыльцу, но стучать в дверь не пришлось.

– Да вон же Гарик, в саду, в кресле сидит, под яблоней. Живой и здоровый. – Настя показала рукой в сторону сада и девочки увидели Гарика, сидящего к ним спиной в плетеном кресле-качалке.

– Гарик! – закричала Настя, привлекая его внимание. Но Гарик почему-то не повернулся и продолжал сидеть. Девочки застыли и стал слышен тихий скрип раскачивающегося кресла и жалобное повизгивание собаки.

– Пошли, подойдем.

Света решительно направилась в сторону Гарика.

– Что-то мне не по себе, – поежилась Оля и, схватив Настю за руку, пошла за Светой. Настя тоже испугалась. Какое-то нехорошее чувство овладело ей.

Они встали за креслом.

– Гарик, это мы.

Гарик медленно повернулся. На его похудевшем лице расплылась довольная ухмылка. Только ухмылка эта совершенно не свойственна Гарику, и девочки испугались по настоящему.

– Проходите, сударыни, садитесь, – Гарик сделал приглашающий жест рукой, указывая на два свободных кресла, стоящих вокруг садового столика. Девочки с удивлением увидели на столике корзинку с клубком и спицы с вязанием в руках Гарика. Не в силах вымолвить ни словечка, они продолжили стоять.

– Так это вам, сударыни, я обязана счастьем снова испытать радость от физического мира? Очень мило с вашей стороны. Вот, повязать хотела, да только пальцы какие-то кривые, не слушаются, – сказал Гарик с неожиданной яростью и ударил кулаком по пальцам правой руки. Спицы свалились, Гарик взвыл от боли и посмотрел на девочек осмысленным, своим взглядом.

– Помогите… – и в ту же секунду лицо Гарика опять посетила чужая ухмылка. – А вот и мамочка приближается с помощничком.

И Гарик затрясся в неприятном смехе, мелком и отвратительном.

Испуганные девочки посмотрели на ворота. И правда, во двор вошла тетя Катя и не одна, а в сопровождении священника, вооруженного крестом и кадилом.

– Можете не уходить, – продолжал смеяться Гарик – Обещаю, будет весело.

Но девочки уже с ужасом бросились прочь из дома, пряча глаза от мамы Гарика, только бросив торопливое – Здрасьте.

Они бежали до своего двора без остановки, как будто за ними гнался сам черт. Наконец, остановившись, они сели на лавку, прогнав оттуда малышню.

– И что это было? – наконец сказала Света.

– А ты не поняла? Каким-то образом эта старуха, с могилы которой собрали ягоды, вселилась в нашего Гарика. И я сомневаюсь, что священник может ее выгнать.

– Я вообще думала, что такое только в ужастиках бывает. А тут в жизни. Да я теперь ночь спать не буду, – сказала Оля. – Свет, можно я у тебя переночую?

– И я боюсь одна оставаться. Вдруг этот Гарик, не Гарик ночью ко мне придет. Свет, можно я тоже к тебе спать пойду.

– Да приходите, не вопрос, – пожала плечами Светка. – Только как вы свой косяк исправлять собираетесь? Ведь это ваша вина. Представляете, что чувствует сейчас мама Гарика? Да она с ума наверное сходит. Надо ей сказать, почему это произошло, и тогда она сможет найти выход.

– Ага, хитрая какая. Как мы скажем? Тебе легко говорить, сказать. Ты Гарику эти ягоды не подсовывала.

– Тогда я сама ей все расскажу, – решила Света. – Только туда не пойду, по телефону позвоню.

Света сдержала обещание и через два часа после разговора с девочками долго говорила с мамой Гарика по мобильному, отойдя в сторону. Настя и Оля не слышали, что она говорила и со страхом ждали окончания беседы.

Когда Света наконец закончила разговор, они накинулись на нее с расспросами.

– Священник не помог. Я все рассказала, тетя Катя поедет в деревню к ведунье. Может, она поможет. По крайней мере, тетя Катя благодарна, что я раскрыла причину этого несчастья. Теперь надо выселить старуху в ее могилу и освободить Гарика. Тетя Катя просила вас не исчезать, возможно понадобится ваша помощь.

– Да, мы поможем, мы не исчезнем, – согласились девочки.

Осталось дождаться результата поездки тети Кати к ведунье.

Светка растолкала спящих подруг:

– Поднимайтесь. Сегодня у нас с вами важное дело, мы идем на кладбище.

– Зачем? – девочки вопросительно уставились на Светку.

– Как зачем? А ваш косяк я одна исправлять буду? Надо все узнать про старуху, с могилы которой вы собрали ягоды.

Надя засомневалась:

– Я даже места не помню. Темно было, только уличный фонарь чуть освещал.

Но Светка была полна оптимизма:

– Ничего, найдем.

Через полчасика, быстро позавтракав наспех сварганенной яичницей, девочки двинулись в путь.

Кладбище встретило их тишиной и покоем. Они ходили между могил, но никак не могли вспомнить, где это было, пока не увидели того же самого бомжа, который был и в ту ночь.

– Постойте! – крикнула ему Настя. – Помогите нам, пожалуйста.

Бомж остановился и повернул к ним заросшее старое лицо.

– Мы видели вас ночью неделю назад. Не подскажите, где вы были, еще стопку выпили и поблагодарили и конфеткой закусили.

Бомж махнул рукой, останавливая Настю-тараторку.

– Что вы ищите, говорите конкретней.

– Заброшенную могилу старухи, на которой росла земляника. Она как сквозь землю провалилась.

– Она и провалилась. Пойдемте.

Они пошли за бомжем и тот вывел их к яме, куда уже накидали кучу мусора из старых венков, букетов и веток.

– Вот ваша могила.

– Тьфу, тьфу, что Вы такое говорите. Не дай Боже. А кто тут похоронен?

Бомж усмехнулся:

– Больно много хотите знать. Расскажи, да покажи. А что мне за это будет?

– Я Вам денег дам, – сказала Света и вытащила из кармана шорт тысячу рублей. Повернулась к подругам – А вы отдадите мне их потом. Считайте, что вам в долг даю.

Девочки согласно закивали, а Света продолжила:

– Просто так стоять не будем. Могилу надо очистить от мусора. Вы нам поможете? – обратилась она к бомжу.

Тот улыбнулся беззубым ртом и согласно кивнул.

Вместе они справились за два часа. После чего бомж рассказал им, кто там похоронен.

– Савельева Наталья Владимировна. Знавал я ее, вредная была женщина. И ушла нехорошо. Поговаривают, что племянник ее отравил, чтобы добраться до наследства. Вот и бродит ее душа неупокоенная. Я с этой могилы ягоды не собираю. Это слезы ее.

– А племянник жив?

– Еще бы. И вы его знаете. В депутатах нынче ходит. И домище у него трехэтажное там, где элитные коттеджи стоят.

Девочки вернулись с кладбища притихшие и разошлись по домам, договорившись встретиться вечером.

Настя и Оля не знали, что Света пошла не домой, а к Гарику, вести переговоры со старухой. Тем более, что тети Кати дома не было, она уехала к ведунье.

Вечером Света встретилась с девочками и сказала:

– Пойдемте на кладбище, там у нас назначена встреча.

Оля засопротивлялась, она стала бояться темного времени суток, но Света уверила ее, что все будет хорошо, и они будут не одни.

Около входа на погост уже стоял джип, Настя сразу признала, что это джип депутата.

– Ну, что там? – высунулась из джипа распаренная жирная морда.

– Подождите, сейчас подойдут люди, которые знают точное место. Только не забудьте про свое обещание.

– Да помню я, – толстая морда скрылась в машине.

– Идут, – сказала Света. Впереди и правда показались три силуэта. Когда они подошли ближе, можно было разглядеть, что это Гарик, его мама и незнакомая старушка.

– Выходите, они пришли, – крикнула Света депутату.

Тот вывалил свое тело из джипа и с саперской лопаткой в руках подошел к собравшейся компании. Девочки заметили взгляд, полный ненависти, который Гарик, не Гарик бросил на депутата.

Они быстро подошли к могиле, на которой все начиналось.

– Ну, здравствуй, тетушка, – ухмыльнулся наглый племянник. – Показывайте, что тут для меня приготовлено.

– А все ли примешь? – спросила старушка, которая пришла с мамой Гарика.

– И не сомневайтесь. Все приму, все мое, по закону.

– Ну, забирай тогда.

Гарик подошел к депутату и обнял его.

– Ты чего, малый? С ума сошел?

Это были его последние осмысленные слова.

Назад возвращались молча. Но тут Настя не выдержала и спросила?

– Как вы его сюда заманили?

На что Светка ответила:

– Я сказала, что моя бабушка, подруга покойной Натальи Владимировны, закопала по ее просьбе в могиле старинные драгоценности. А так как Наталья Владимировна была не из бедных, то он поверил и пришел за сокровищем.

Дальше продолжила покойница:

– По его вине я покинула этот мир, поэтому согласилась занять его тело и таким образом отомстить. Долго я тут не пробуду, уйду и племянника заберу. Но повеселюсь напоследок.

Прошел месяц, весь поселок гудел о неожиданном сумасшествии и столь же неожиданной смерти депутата. И только наши герои знали всю правду и помалкивали.

Источник