Чем ближе приближались к его дому, тем растерянней становилось лицо Тимофея. Взглянув на парня в очередной раз, она спросила напрямую:

— Тима, ты уверен, что мне надо знакомиться с твоими родителями?

— Ярослава, я ведь люблю тебя!

— Почему ты так неуверенно говоришь?

— У меня родители строгие… они богато…

— Тима, это я уже поняла по коттеджному посёлку, в котором вы живёте, но причём здесь твои родители?

— Ладно, Ярослава, всё будет нормально!

Подошли к, далеко не самому бедному, коттеджу. Девушка только покачала головой:

— Да-а! Мы с мамой в трёхкомнатной живём и то считаем, что у нас хоромы. У тебя родители, кем работают?

— Папа большой начальник на нашем механическом заводе. Мама там бухгалтером работает, — на лице Тимофея, так и читалась гордость.

Он подтолкнул девушку в огромную комнату, где за столом с высокомерным видом сидели его родители.

— Папа, мама, знакомьтесь! Это моя девушка. Зовут – Ярослава. Я вам уже говорил, — указал рукой в сторону родителей. – Мой папа – Яков Аркадиевич, моя мама – Фаина Алексеевна.

Родители лишь слегка кивнули головами, внимательно рассматривая девушку.

— Садитесь! – скорее приказал, чем попросил отец.

Они сели.

— Как мне сказали, — начал хозяин коттеджа, обращаясь к девушке, — ты живёшь с матерью без отца…

— А какое это имеет значение? – прямо спросила девушка.

— Очень даже большое, — со злостью в голосе вступила в разговор хозяйка. – Я не собираюсь женить своего сына на ком попало.

— Мама…

Хотел сказать что-то Тимофей, но отец грубо его прервал:

— Помолчи!

— А я к вам в невестки особо и не навязываюсь, — смело продолжила девушка.

— А вот оно что, — вступил в разговор отец. – А зачем тогда пришла?

— Ваш сын пригласил, — Ярослава повернулась к парню. – Но смотрю, что-то он слово выговорить боится.

— Я…, — вновь что-то хотел сказать Тимофей.

— Помолчи! – перебила его на этот раз мать.

— Рада, была знакомству, — Ярослава встала. – Я, пожалуй, пойду!

— Я провожу, — робко предложил парень.

— Нет, спасибо! Сама дойду.

— Тимофей, сядь. Пусть уходит! – услышала она за спиной голос человека, который мог бы стать её свёкром.

***

Софья вышла в прихожую и стала с улыбкой смотреть, как раздевается её дочь. Движения были резкими. Лицо выражало раздражение:

— Как я поняла, поход к родителям Тимофея оказался неудачным.

— Неудачной оказалась моя дружба с этим Тимофеем, — с сарказмом ответила дочь. – Его родители очень крутые, а я – безотцовщина.

— Отец-то у тебя есть. До сих пор очень хорошие деньги на твоё воспитание посылает. К тому же, я прекрасно знаю, что на твоей банковской карте, которую он тебе подарил, тоже всегда есть деньги.

— Деньги – это хорошо, но мне хотелось бы его почаще, чем раз в год, видеть. Вот поеду и выскажу ему всё.

— Он сам собирается приехать.

— Ой, подумать только! – Ярослава покачала головой и с сарказмом произнесла. – Мой папочка, к нам в гости приедет!

— Ладно, иди ужинать! – махнула рукой мать. – Тебя там, похоже, не накормили.

***

Служебная машина Якова Аркадиевича остановилась возле заводоуправления.

Кивая всю дорогу в знак приветствия дошёл до своего кабинета. Зашёл. Ответил тем же кивком на приветствие секретарши, буркнув:

— Что нового?

— Анненков завтра приезжает.

— Да?! – задумчиво добавил. — Приготовь кофе!

Яков Аркадиевич зашёл в свой кабинет, сел в кресло и задумался:

«Приезжает новый владелец завода. Директора уже уволили. На его место три кандидата, в том числе и я. Надо этому Анненков понравиться. Что он из себя представляет? Крупный бизнесмен, можно сказать олигарх…»

Зашла секретарша, поставила на стол кофе.

— Белла, что ты знаешь о новом владельце нашего завода?

— Зовут – Эдуард Юрьевич. Сорок восемь лет. Примерно, двадцать лет назад, окончил наш политехнический, уехал в Москву, — тут же ответила его всезнающая секретарша. – Не женат.

— Так, так, значит местный?

— Ну, не совсем. Родился в соседней область…

— Ладно, Белла, спасибо! Иди, — махнул рукой Яков Аркадиевич.

***

Весь следующий день Ярослава просидела дома, размышляя о будущей жизни:

«Школа позади надо куда-то поступать. Отцу так и так придётся позвонить. Куда-нибудь устроит, — тяжело вздохнула. – Первое знакомство с кандидатами в свёкры и свекрови окончилось неудачно. Это что же, выходит и знакомства с другими родителями других парней могут так же закончиться? С этим Тимофеем, конечно, покончено. Будем считать – первый неудачный опыт.

Всё завтра звоню отцу! Мама говорит, вроде, он сам приедет! Прошлым летом была у него, он что-то об этом ничего не говорил. Почему у всех нормальные родители, а у меня… Мама – здесь, папа – в Москве. Не расписаны».

***

Под утро раздался звонок домофона. Хозяйка, набросив халат. Бросилась к двери:

— Кто?

— Соня, это я!

— О, Боже, Эдуард!

— Мама, кто там? – выбежала дочь.

— Отец твой!

И вот он зашёл. Высокий, наполовину седые волосы. Дорогие джинсы, пиджак полностью расстёгнутый, и ослепительно белая рубашка, выдавали в нём уверенного в себе человека, достигшего всего в жизни. Или почти всего.

— Папа! — дочь бросилась на шею.

— Доченька!

Ярослава злилась на отца, когда его не было рядом. Но в тех редких случаях, когда тот появлялся чувствовала себя абсолютно счастливой и защищённой.

— Здравствуй, Софья! – обнял жену.

— Здравствуй! – та улыбнулась, но при этом тяжело вздохнула.

— Ярослава, — он загадочно посмотрел на дочь. – Я тебе на восемнадцать лет подарок так вовремя и не подарил. Гляди!

Подвёл дочь к окну. Указал на стоящую возле дома дорогую машину:

— Твоя. Там водитель. Всё покажет, всему научит. Пока будет твоим личным водителем.

— Спасибо, папка!

Дочь быстро умылась, оделась и бросилась к подарку.

— Софья, — он подошёл к жене. – Надо серьёзно поговорить.

— О чём?

— О нашей жизни. Мы уже не молоды. Давай, начнём нормальную жизнь.

— Всегда всё от тебя зависело и сейчас зависит.

— А теперь ты, Соня, решай! Хочешь в Москву уедем. Ярославе, всё равно учиться надо. Хочешь здесь останемся. Институт здесь неплохой. Университетом сейчас называется. Я здесь кое-какую недвижимость приобрёл.

— Какую?

— Ваш механический.

— Ты что олигархом стал?

— До олигарха мне далеко.

— Сам решай! Ярослава вернётся обсудим. Может, правда, по нормальному начнём жить.

— Спасибо, Соня!

Дочь вернулась часа через три. Влетела в дверь, как вихрь:

— Папа, мама, я сама машину водила!!! Как это здорово!

— Умывайся и садись за стол! — приказала мать. – Серьёзный разговор предстоит.

Умылась. Все сели за стол.

— Так, девчонки, — начал Эдуард Юрьевич. – Давайте, начнём новую, совместную жизнь.

Он обвёл их взглядом и, не дав опомниться, продолжил:

— Есть два варианта. Первый, мы переезжаем в Москву. Второй вариант, мы остаёмся здесь. Я за второй вариант. Москва город шумный. Да нам туда всё равно придётся постоянно ездить. Возражений против второго варианта нет.

На лицах жены и дочери счастливые улыбки.

— Механический завод теперь наша собственность. Поэтому нам всем троим придётся вкалывать, — повернулся к жене. – Софья, ты по образованию бухгалтер. Тебе придётся два года поработать замом главного бухгалтера завод. Затем она уйдёт на пенсию. За это время ты должна научиться все экономические вопросы решать самостоятельно.

— Эд, я не справлюсь.

— Софья, этот вопрос не обсуждается, — улыбнулся. – Ты справишься. Увольняйся со своей работ. Неделю тебе хватит?

— Пожалуй, хватит.

— Так, Ярослава, ты поступаешь в наш институт… университет. И начинаешь работать на заводе с самых низов. Для начал пару лет диспетчером, потом поработаешь в отделе кадров. Ты моя наследница. Через двадцать лет завод будет твоим. За это время ты и твой будущий муж должны разбираться в проблемах завода, по крайней мере, не хуже меня.

— Папа, это ты серьёзно? – на лице дочери читалось и удивление, и восторг.

— Вполне. Завтра с утра знакомлю тебя с одним молодым человеком, — он улыбнулся. – Ярослава, у тебя парень есть?

— Теперь уже нет.

— Поссорилась?

— Нет, папа, я ошиблась.

— Ладно, отвлёкся. На чём остановился? Ах да! Завтра познакомлю тебя с одним молодым человеком. Он пока будет исполнять обязанности директора завода, — отец загадочно улыбнулся. – Затем посмотрим.

***

Ещё вчера Ярослава не знала как вступить во взрослую жизнь? Где учиться? Где работать. И вдруг… Всё перевернулось. Вернее, пришёл папа и всё перевернул.

Заиграла музыка на её телефоне. На её лице мелькнула улыбка – Тимофей:

— Здравствуй, Ярослава! Наверно. Нам больше не стоит встречаться…

— Тимофей, конечно! – с иронией в голосе согласилась девушка. — Я понимаю, что не пара такому мальчику, как ты. Он ведь живет в коттедже и у него такие крутые родители. Прощай, Тимофей!

И Ярослава выключила телефон.

***

На следующий день она с отцом прибыла на завод. Зашли в кабинет директора, из-за стола встал и направился к ним молодой человек:

— Здравствуйте, Эдуард Юрьевич!

— Здравствуй, Владимир Данилович! – улыбнулся тот. – Вот знакомься, моя дочь, Ярослава!

Девушка встретилась взглядом с молодым человеком и её показалось, что-то перевернулось у неё в груди, и он смотрел на неё, каким-то восхищённым взглядом. Они даже не замечали загадочной улыбки Эдуарда Юрьевича.

***

Все заместители сидели в кабинете для совещаний. Каждый сидел на своём месте, по мере приближения к директорскому креслу. Они чувствовали, что в их карьере могут быть изменения. Кто-то приблизиться к этому заветному креслу, кто-то останется на своём, а кто-то и своё потеряет.

Зашёл Владимир Данилович, поздоровался, сел на головное кресло. На лице Якова Аркадьевича мелькнула кривая улыбка:

«Не успело молоко на губах обсохнуть, а уже директор. Правда, Анненков сказал, что временно исполняющий обязанности директора. Он, конечно, правильно делает – нас-то он пока не знает. Но всё равно в дальнейшем ему придётся поставить директором, кого-то из нас. Этот мальчишка завод не потянет – таких дел натворит».

— Здравствуйте, господа!

В кабинет вошёл сам Анненков, подталкивая вперед… Рот Якова Аркадьевича непроизвольно открылся, выражение лица стало невероятно глупым. А владелец завода продолжил:

— Позвольте представить мою дочь, Ярославу Эдуардовну. Очень надеюсь, что вы окажете ей посильную помощь в усвоении всех премудростей управления заводом. Пока она поработает на низовых должностях. В дальнейшем…

Яков Аркадьевич не мог поверить. Эта была та самая девчонка, которую два дня назад приводил его сын. И которую, по существу, он сам выгнал. А ведь заветное кресло было совсем рядом. Он встретился взглядом с девушкой. На лице той мелькнул улыбка.

***

Едва закончилось совещание, Яков Аркадьевич, на служебной машине помчался домой на обед. Он иногда ездил обедать домой, но сегодня это было необходимостью. Правда, есть совсем не хотелось.

— Яша, ты на обед! – встретила его жена.

— Где сын? – грубо спросил он.

— У себя. А что случилось?

Яков Аркадьевич бросился туда, жена за ним.

— Тимофей, — закричал он, едва войдя в комнату сына. – Ты Ярославе звонил?

— Да, папа, как ты сказал. Мы с ней расстались навсегда.

— Что ты наделал?!

— Яша, Яша, что случилось? – испугано спросила жена.

— Ярослава – дочь Анненкова.

— Какого Анненкова?

— Того самого. Нового владельца нашего завода.

— Да ты что?!

— Сын, — Яков Аркадьевич с мольбой в голосе обратился к сыну. – Позвони ей, извинись! Пригласи в гости! Мы с мамой тоже извинимся.

— Папа, я ничего не понял, — сын растерянно смотрел на отца. – Ты же сам сказал…

— Сынок, как ты не можешь понять? Она дочь владельца нашего механического завода. А наш завод градообразующий. И во главе этого завода, в дальнейшем можешь стать ты сам.

— Папа, я не буду звонить, — твёрдо сказал Тимофей. – Она не простит.

***

Ярослава весь день пробегала по заводу. Она даже представить не могла, насколько он огромен. С трепетом заходила в цеха, в сопровождение главного диспетчера завода. С удивлением смотрела на огромный станки. Всё шумело и гудело. Сопровождающий, что-то объяснял. Что-либо понять, девушка пока не могла, но твёрдо решила, пусть пройдут годы, но она разберётся во всём.

Рабочий день давно закончился. Продолжая переваривать всё увиденное и услышанное, девушка направилась к проходной.

— Ярослава, — окликнул её кто-то.

Повернулась. К ней подошёл Владимир. На лицах обоих мелькнула радостная улыбка.

— Мы с тобой, по нормальному так и не познакомились, — продолжил молодой человек. – Давай, я тебя провожу до дома!

— Но я далеко от завода живу.

— Так это же хорошо.

Вышли из проходной. Ярослава взяла его под руку. И они, весело болтая, направились в объятие города.

И конечно же, они не видели, как из окна своего кабинета на них смотрел Эдуард Юрьевич. Он всегда знал, что надо делать и всё задуманное им всегда сбывалось.

Источник