Вот это ливень, так ливень прошёл, июньский, тёплый. А потом выглянуло солнышко и всё вокруг засияло чистотой, зелень стала ещё ярче, а крыши домов заиграли своими красками: бордовые, зелёные, серебристые. Наташка попала под ливень, но не побежала прятаться, а шла тихонько по тротуару и наслаждалась, она любила грозу. Жаль быстро дождь закончился, но она дышала озоном.

И тут неожиданно всю прелесть происходящего нарушила пожилая женщина. Она шла ей навстречу, Наташа видела её так, мимолётно. Она не присматривалась к идущим навстречу или обгоняющим её людям. И когда они поравнялись, женщина вдруг покачнулась и стала валиться прямо на неё, вцепившись в последний момент, чтобы не упасть, за руку.

Наталья автоматически подхватила, а потом глянула внимательно в лицо. У женщины начали синеть губы, хорошо, недалеко стояла лавочка и Наталья подтащила её туда. Тут же позвонила в скорую. Пока она ехала, Наталья спросила:

- Вам с сердцем плохо?

Женщина слегка кивнула, тогда она достала из сумочки валидол, который всегда носила с собой, и поднесла к её рту.

- Откройте рот, это валидол - она послушно открыла.

Подъехала скорая, фельдшер сказала водителю, чтобы принёс носилки, а у Наташи спросила:

- Кем вам приходится эта женщина?

- Никем, просто прохожая.

- Вам придётся проехать с нами, расскажите в приёмном покое врачу, как это всё было.

- А что было, она стала на меня валиться, я увидела...

- Пожалуйста, проедемте с нами.

Наташа хотела отказаться, но глянула на женщину, у неё был такой жалкий вид, аж сердце почему-то защемило от жалости и вдруг поняла, она не может её бросить и согласилась. В больнице подробно рассказала, что произошло, а когда спросили женщину, есть ли у неё родные, она заплакала и отрицательно покачала головой.

- Так, только не расстраиваемся, вас сейчас отвезут в первую палату в кардиологию и с вами всё будет хорошо.

Наташа подошла к ней и спросила:

- Можно, я вас навещу, Вера Ивановна? - она назвала её именем, которое записали в больнице.

Какой надеждой и радостью полыхнули глаза женщины, она даже улыбнулась сквозь слёзы:

- Если вам не составит труда, пожалуйста, вот ключ, адрес вы слышали, там Тошка, кот остался, чтобы он от голода не умер. Корм есть, главное — он, а ко мне не надо, здесь за мной будут смотреть.

- Хорошо, я сегодня же схожу к нему, не переживайте.

- Ой, а я даже не спросила, как вас зовут?

- Наталья.

- Всё, верно.

- Что верно?

- Да нет, это я себе сказала.

- Ну я побегу, а завтра после работы навещу вас.

- Спасибо тебе, ты очень добрая и чистая душой.

Наташа смущено кивнула и пошла домой. Она сегодня должна отдать хозяйке квартиры долг за прошлый месяц и за этот. Слава Богу, директор салона, где она работала парикмахером, отдал деньги сразу за два месяца. В том месяце он дал всем небольшой аванс и всё, сказал, что заплатил налоги, ещё там что-то. Девчонки смеялись - заплатил налоги, теперь спит спокойно, а в следующем месяце если не выплатит нам долг и зарплату, то уйдём все вместе, и он перестанет спать вообще. Предупредили - выплатил.

Хозяйка обрадовалась, лето, отпуск, деньги нужны. Потом Наталья зашла в магазин, купила покушать себе, потому что в холодильнике было уже пусто. Купила в кулинарном отделе готовые два разных салата, на ужин и так, всего по мелочам, занесла домой и пошла домой к Вере Ивановне. Она оказывается, жила в трёх кварталах от неё, в старинном трёхэтажном, красивом доме, на втором этаже.

Открывая дверь, она слышала, как кричит кот. Только она открыла дверь, он сразу к её ногам, начал тереться, а потом отошёл, сел и уставился на неё не мигая.

- Тоша, привет. Давай знакомиться, я Наталья и пока твоя хозяйка будет выздоравливать, я за тобой буду присматривать. Пойдём, ты покажешь, где тут у вас кухня и я тебя накормлю.

Квартира была большая, двухкомнатная, высокие потолки, очень уютная. Правда уборки генеральной видимо, давно не было, ну и немудрено, при её здоровье – подумала Наталья. Кухня вообще оказалась большой, таких в многоэтажных домах, не встретить. И она тоже требовала уборки, в высоких углах висела паутина.

- Так, где твоя пища? Вера Ивановна сказала, что ты ешь домашнюю и сухой корм, разнообразное меню.

Она открыла холодильник, там на верхней полке стоял контейнер с варёной рыбой, рядом баночка со сметаной. Помыла его чашки, положила рыбы и сметанки, пока Тоша ел, она нашла в ванной швабру, намотала на неё тряпку и сняла с потолка паутину, а также в коридоре. Затем в шкафу нашла и корм в пачке – сухой. Снова помыла чашку после рыбы и насыпала туда побольше корма, налила воды в глубокую чашку.

- Ну вот, до завтрашнего вечера тебе должно хватить. А можно тебя погладить?

Кот, словно понял её, подошёл и присел рядом с ногой.

- Умница какой – Наталья погладила его по голове – прости, а сейчас мне пора идти. Давай друг мой, до завтра. Ой, а горшок-то я не проверила.

Она заглянула в туалет, в горшке всё было чинно и чисто. Наталья помахала коту рукой и пошла домой, поужинать салатиком и спать. На следующий день после смены Наталья забежала в овощной магазин и взяла по одному, пять разных фруктов, просто она ведь не знала, что любит Вера Ивановна, в павильоне печенье с кремовой начинкой и пошла в больницу.

Женщина очень обрадовалась, увидев её и, вновь у неё на глазах навернулись слёзы.

- Нет, так дело не пойдет, если вы будете расстраиваться каждый раз, как я вас навещаю, то не буду приходить до вашего выздоровления.

- Прости, Наташенька, можно я тебя буду так называть? – Наташа кивнула - Просто я давно не встречала в своей жизни такого искреннего участия.

Наташа погладила её по руке и улыбнулась:

- Отчитываюсь – Тошка накормлен, горшок у него чистый, вот. А как вы себя чувствуете?

- Хорошо, Наташенька, очень хорошо, особенно после вашего визита. Знаете, как приятно, когда о тебе заботятся. Даже одно это человека может на ноги поставить.

- Вера Ивановна, а где ваша семья, родственники, простите за вопрос.

- Муж умер двадцать лет назад. Была у меня дочь, тоже Наталья, она после университета, осталась работать на кафедре, потом перевелась в научный институт. Когда ей было двадцать девять лет, её послали с группой учёных в Африку. Точно не помню, с какой целью, но это её судьба была, ведь ничего в нашей жизни не происходит просто так. Там она и погибла в авиакатастрофе, «кукурузник африканский» упал, взорвался и пять человек погибли, в том числе она со своим молодым человеком. Родных у меня нет, я детдомовская, а родственники мужа со мной отношений не поддерживают. Вот так я и осталась совсем одна.

- Грустная история.

- А ты Наташенька, замужем? Детки есть? А родители живы?

- Мама умерла, отца не знаю, ушёл от нас, когда мне было два года, говорят где-то на Севере погиб. Нет, уже не замужем, разошлись, детей у меня нет, не получилось, два выкидыша было, врачи сказали, что у нас с мужем несовместимость по крови. Я приехала из посёлка, работы у нас там нет, перспектив для будущего тоже. Снимаю квартиру и работаю в салоне красоты – парикмахером. Работа нравится, люблю делать людей красивыми. Вот если бы у меня были деньги, я бы открыла свой салон, где цены поставила поменьше, чтобы все женщины смогли сделать себе и маникюр красивый, и педикюр, и причёску. Ну это так, моя маленькая мечта, извините.

- Наташенька, а сколько вам лет?

- Через месяц двадцать девять.

- Я хочу рассказать тебе сон не сон или это видение было. Когда доченька меня покинула, я очень скучала по ней, плакала, без конца бегала на могилку. И вот как-то ночью я вроде бы проснулась от небольшого шума, возле кровати стояла Наталья и она мне сказала:

«Мамочка, перестань плакать, меня не вернуть, а тебе надо жить. К тебе придёт моя замена, встретишь её на улице, она тебе поможет. Звать её будет Наташа, ей будет столько же лет, как и мне и она будет тебе, как дочь». Всё так и произошло, поэтому я тогда и сказала - всё, верно. А теперь я хочу предложить тебе, переехать ко мне, будешь спокойно жить и работать, найдёшь своё счастье. А я рядышком с тобой, чтобы мне не так одиноко умирать было. Когда покину сей бренный мир, квартира останется тебе, ну как, не откажешь старой и одинокой женщине, не буду я тебе помехой?

Наталья была просто ошарашена, всё это так неожиданно, даже неправдоподобным, казалось. Вера Ивановна смотрела на неё с надеждой, что она решит, вдруг встанет и уйдёт, зачем ей такая обуза. Наталья взяла её за руки и сказала:

- Мне от вас не нужно ничего, я перееду к вам, вы мне замените ушедшую маму, а я вам дочь и будет нам с вами не так одиноко.

Женщины в порыве нежности обнялись. Наталья переехала к Вере Ивановне, перед её выпиской сделала генеральную уборку, квартира без всей пыли и выглядеть по-другому стала. В первый вечер они дружно пили чай на кухне с пирогом, который испекла Наталья в честь возвращения хозяйки домой и обе наслаждались обществом друг друга, они характерами сошлись – обе добрые, спокойные и отзывчивые, а это много значит для совместного проживания.

Как говорил Вильям Шекспир:

«Чтобы оценить доброту в человеке, надо иметь некоторую долю этого качества в самом себе»

Источник