А все начиналось так хорошо. Виталий и Лариса впервые за долгое время всей семьей решили выехать на пикник. Естественно, их четырехлетний сынишка Ромка, егоза и непоседа, был вместе с ними. Сидел на заднем сидении машины и с удовольствием смотрел мультики. Рядом примостилась корзинка для пикника с румяными персиками, ароматной дыней и крупными гроздьями винограда.

Мальчишка все время спрашивал, когда они приедут, и пытался отгонять любопытных и охочих до сладкого ос. Он болтал без умолку, а потом почему-то затих. Когда Лариса обернулась, чтобы посмотреть на сынишку, то увидела страшную картину – на щеке мальчика сидела оса, а затем, сделав свое черное дело, вылетела в распахнутое по случаю жары окно.

Через несколько секунд лицо Ромки распухло, а еще через минуту он стал задыхаться и посинел. Трясущимися руками Лариса набирала номер скорой, Виталий, бросив в пробке машину и схватив на руки безжизненное тело сына, бежал между гудящими автомобилями.

Врач, вышедший из реанимации, куда наконец-то доставили мальчугана, отводил глаза от испуганных родителей.

- Примите мои соболезнования, произнес он дежурную в этом случае фразу, - мы сделали все, что могли. Анафилактический шок. Удушье. Минут бы на 15 раньше…

- Где мой сын, - закричала ничего не понимающая мать, - что с ним? Я хочу его видеть.

Виталий все понял, он прижал жену к себе и зарылся носом в ее волосы. Их сына больше не было на этом свете…

Похороны прошли как в тумане. Родители малыша принимали дежурные соболезнования, возле дома постоянно дежурила скорая помощь, а Лариса отказывалась понимать происходящее. Она все время была на уколах, и только когда маленький гроб с телом сына начали опускать в могилу, упала на колени и завыла, как волчица. Люди от этого душераздирающего зрелища не сдерживали слез, и лишь когда вырос свежий холмик, усыпанный цветами и игрушками, и все начали потихоньку расходиться, Лариса прошептала:

- Спи, мой ангел, я всегда буду рядом.

После поминок Лариса и Виталий остались вдвоем в опустевшей квартире. От жены осталась только бледная тень, она целыми днями лежала, скрючившись, на диване, стараясь не смотреть на комнату сына. Впрочем, все игрушки Виталий убрал подальше, на них только смотрела одна фотография Ромки, с которой он улыбался родителям, счастливый и довольный.

В ночь на девятый день после смерти малыша Лариса увидела странный сон. Ее сын стоял в ромашковом поле и смотрел на мать. Она звала сына, бежала к нему, но чем ближе она к нему подходила, тем дальше удалялся его образ.

- Мама, ты меня скоро найдешь, запомни, Гагарина, 12, - шепнул напоследок Ромка и растворился в тумане.

Почему-то в то утро женщина проснулась абсолютно счастливой. Она словно очнулась от какого-то сна. Засобиралась на работу и даже впервые за долгое время сделала прическу и подвела глаза.

Когда Ромке исполнилось сорок дней, муж с женой зашли в супермаркет, и Лариса потянула мужа в отдел с игрушками.

- Помнишь, Ромка мечтал о роботе. Давай его купим и отвезем на кладбище.

Муж поддался на уговоры жены, понимая, что таким образом она пытается отвлечься и всячески поддерживал ее, пусть даже самые несуразные, порывы.

Возле стеллажа с роботами Лариса замерла. Она глазами показала на какую-то листовку, висевшую рядом с игрушками. Виталий подошел поближе и прочитал: «Вы можете помочь дому ребенка, если купите любую игрушку и принесете ее по адресу ул. Гагарина, 10».

- Это не может быть простым совпадением, - прошептала Лариса. – Я знаю, что это Рома таким образом дает нам понять, что нам обязательно нужно посетить этот самый дом ребенка. Давай туда съездим, ну пожалуйста!

Виталий не верил ни в какую мистику, он понимал, что сына никем невозможно заменить, но чтобы у жены настало душевное спокойствие, пообещал ей, что в выходные они прокатятся по этому адресу. Хотя бы просто так, чтобы успокоить рвущееся на части сердце матери.

В дом ребенка они входили с замиранием. Ведь здесь живут те, кто волею судьбы остался без родителей. Вот так в жизни случается – они остались без сына, а эти дети – без любящих мамы и папы.

- Вы по поводу усыновления, - как только  Лариса и Виталий вошли в прохладное фойе, как навстречу им вышла приятная женщина средних лет и задала этот вопрос.

- Почему вы так решили? – вопросом на вопрос ответил мужчина.

Директор Дома ребенка, а это была именно она, рассказала им странную историю. Чуть больше месяца назад к ним поступил мальчик Дима. Его родители погибли в автокатастрофе, родственников, желающих оформить опеку над ребенком, почему-то не нашлось, и  четырехлетний ребенок оказался в специализированном учреждении. Он не плакал, не бился в истерике. Он с первого дня заявил всему персоналу, что скоро за ним придут другие мама и папа. Так ему сказал незнакомый мальчик, который приснился ему, когда его мама и папа разбились на машине.

- Вы знаете, он очень спокойный и сдержанный мальчишка, - продолжала директриса. – Кушает, играет и все время ждет, что за ним придут. Он твердо в этом уверен и убедил в этом и нас. Поэтому, когда вы вошли, я сразу поняла, что вы пришли именно за нашим Димочкой.

- А можно я его попытаюсь узнать, - улыбнулась Лариса. – Если это действительно наш сын, то сердце обязательно мне это подскажет.

В кабинете Анна Михайловна протянула родителям буклет с фотографиями всех воспитанников. С ламинированных страниц на Ларису и Виталия смотрели больше сотни симпатичных ребячьих мордашек, все они жили с надеждой, что когда-то их возьмут в настоящую семью.

- Ну, который ваш, - улыбнулась директор.  -  Выбирайте!

Лариса начала пролистывать фотографии. Первая, вторая, десятая, пятнадцатая. Многие мальчишки внешне отдаленно напоминали ее Ромку. Но глядя на них ее сердце почему-то не екало. Он листала дальше, и вдруг дыхание перехватило, пульс учащенно забился. С казенного фото на нее смотрел мальчик.

Обычный мальчишка, совершенно не похожий на ее Ромку. Разве что возраст был такой же. Рыжеватый, вихрастый и совершенно, в отличие от ее сынишки, не улыбчивый. Ромка же хохотал без повода и без. А этот смотрел на нее сосредоточенно и серьезно, как будто ему было не четыре, а сорок четыре года.

- Это он? – вопросительно она посмотрела на Анну Михайловну.

Директриса расплылась в счастливой улыбке и кивнула: «Он!»

Через три месяца Лариса и Виталий забирали своего сынишку из дома ребенка. Всегда хмурый мальчуган после первой же встречи с приемными родителями обхватил Ларису за шею и закричал:

- Мамочка, ты пришла. Я знал, что ты за мной придешь. Он меня не обманул!

Лариса уже знала, кто он. Конечно, ее Ромка, ее ушедший на небеса и ставший ангелом сынок не мог  стерпеть, чтобы они, его мама и папа, оставшись на этом свете одни, страдали. Он из миллионов детей выбрал несчастного и обездоленного мальчишку  и привел его к ним. Ведь не должно быть такого, чтобы дети остались без родителей.

Втроем вновь обретенная сына семья вышла на залитую ярким июльским солнцем улицу.

- До свидания! – крикнул, помахав кому-то в небе Димка,  а потом засуну свои теплые ладошки в руки Ларисы и Виталия, потянул их к выходу. Они шли домой.