Федор тупо оглядывался вокруг и не мог понять, что происходит. Какой-то мужик совал ему в руку зеленую курточку и штаны, которые носит медперсонал:

-Быстрее одевайся, надо успеть до обхода. Если я сегодня не вытащу тебя отсюда, тебя точно прикончат.

Илья в замешательстве уставился на костюм врача, потом на мужчину. Он был словно в тумане, продолжали действовать лекарства, которые ему вкололи рано утром. Его отправили в частную психиатрическую клинику, пичкали лошадиными дозами специальных препаратов, чтобы окончательно превратить в овощ. Он все еще беспомощно таращился на мужика, когда тот влепил ему мощную пощечину:

-Да, одевайся уже быстрее. Времени нет. Спасай свою жизнь, иначе подставишь нас обоих.

С трудом Илья узнал Федора. Медленно переоделся, стоял у кровати, не зная, что делать дальше. Федя надел на него большие роговые очки, медицинскую маску, которая скрывала почти все лицо:

-Всё. Выходим. Иди за мной, постарайся ступать нормально, не шатайся. Делай всё, как я.

Федор выглянул в коридор – никого. Они вышли, мужчина запер палату и уверенной походкой зашагал по коридору. Илья засеменил следом, у него не получалось шагать также твердо. Им повезло, что в это время все врачи собрались на ежедневную конференцию у главврача. Где-то в конце коридора мелькали пациенты, сопровождаемые санитарами.

Подойдя к охраннику, Федор сунул ему какую-то бумажку:

-Подпиши.

Мужик в камуфляже вопросительно смотрел на нового санитара и его спутника. Федя пояснил ему:

-Это интерн. Он через день будет приходить в клинику. Так главврач велел.

Охранник кивнул и расписался в бланке. Мужчины вышли во двор, спокойно прошли КПП и уже подходили к джипу Федора, когда сзади них послышался вой сирены. Федька потащил Илюху к машине, но тот все еще плохо соображал, что делать. А из ворот уже выскочила толпа охранников

с пистолетами в руках.

Федор увидел выезжавший из клиники микроавтобус и крикнул Илье:

-Беги в лес, а я уведу их от тебя. Только быстрее давай, иначе пристрелят обоих.

Он рванул с места, уводя за собой погоню. Столб пыли поднимался за машинами, слышались выстрелы.

Илья брел по лесу, натыкаясь на кочки, падая. Он совсем не понимал, куда и зачем идти. Действие утреннего препарата заканчивалось, начала болеть голова. Его вырвало. Совершенно обессиленный, он сел и привалился к дереву. Ему так хотелось вернуться назад, туда, где все четко, по распорядку, где ждет койка и холодный ужин. Наконец, где сделают укол, и все станет хорошо.

-Зачем я послушался этого человека? Как бы сейчас все было нормально.

Но тут же вспомнил его слова: «Тебя прикончат…». Через силу заставил себя встать и побрел дальше. Было почти темно, когда он вышел из леса и увидел поле, сплошь все в крестах.

-А вот и смерть моя пришла. Сама. Сколько крестов вокруг выросло… -подумал обессиленный мужчина, медленно сползая по какой-то оградке на землю.

Он провалился в темноту. Когда пришел в себя, его окружала тоже темнота, но он почувствовал, что находится в каком-то замкнутом помещении:

-Ну, вот и все. Я в гробу.

Ему стало страшно, и он застонал и от боли, и от ужаса. Вдруг ему послышался какой-то шорох. Зажегся огонек лампы, шаркающей походкой кто-то приблизился к нему. Это был совсем древний старик:

-Наконец-то пришел в себя. Как чувствуешь себя, сынок?

Илья немного успокоился, увидев живого, настоящего человека:

-А где я, дед?

-У меня в сторожке. Я тут на кладбище живу. Дед Макар меня зовут. Нашел тебя полуживого у одной могилки, еле дотащил сюда. Хорошо, что очнулся. Похоже, ты из клиники сбежал.

Кое-что стало всплывать в голове беглеца. И клиника с вечно запертыми дверьми, и уколы, и друг Федор.

-Значит, не привиделось, и я сбежал из психушки, - успокаивал себя мужчина, - дед, ты меня не бойся. Я не буйный и вообще не больной. Меня туда запихнули из-за наследства.

Старик кивнул и протянул беглецу кружку обжигающего чая:

-Да, я много плохого про эту шарашку слышал. Бывает, хоронят тут в углу кладбища своих пациентов. Залечили, значит. Или родня велела залечить, как тебя. Кстати, и про тебя у меня спрашивали. Я же сказал, что чужих тут не было никого.

Но последние слова старика Илья слышал с трудом. Он стал проваливаться куда-то:

-Сдал меня старик… - последнее, что он успел подумать.

Когда он очнулся, лежал все в том же полумраке:

-Не в палате. Значит, не сдал дед.

Мужчина чувствовал себя на удивление бодрым. Ничего не болело, голова была ясная. Он попытался встать и выйти из сторожки, но ноги немного не слушались. Внезапно открылась дверь, и навстречу Илье бросился лохматый пес, ткнулся в него носом, обнюхал и завилял хвостом. Следом вошел старик:

-Не бойся, это Мухтар, со мной тут живет. А ты, смотрю, ожил. Это хорошо. Давай-ка теперь поешь, а то три дня без еды.

Илья с удовольствием поел:

-Дед Макар, а почему я так долго спал?

-Специальными целебными травками тебя напоил. Через пару дней будешь совсем как новенький. Вот, возьми джинсы и рубашку внучка моего. Они чистые, не смотри. Потом в деревне кеды тебе прикуплю. Какой у тебя размер?

До глубины души тронула Илью забота старого человека. Он представить не мог, что было бы, если тот не спас его.

Через пару дней старик провожал своего гостя:

-Возьми вот немного денег. На попутку хватит. В автобусы не суйся – ты без документов.

Дед Макар махнул на прощание рукой и побрел в свою строжку. Рядом семенил верный Мухтар.

Выйдя из попутки, мужчина бодро зашагал к своему другу и начальнику охраны Федору. Пазлы понемногу складывались в его голове, но кое-чего не хватало. Федя радостно обнял друга и закричал:

-Наташка, собирай на стол! Илюшка вернулся! Жив! Я так рад! Ведь столько дней уже прошло. Я ведь тогда еле ушел от охраны клиники. Ты-то как спасся?

-Один добрый человек спас меня. Попозже расскажу. Ну, и введешь в курс в дела. Дай умыться.

Потом, сидя за столом, друг рассказал:

-После того, как тебя упекли в клинику, жена Ольга объявила тебя покойным, меня уволила. Всем теперь в фирме заправляет она и ее любовник Степан. Завтра в 12 совет директоров официально объявит ее владельцем фирмы. Потом распродаст твою фирму по частям и укатит с любовничком в Испанию. Говорят, уже присматривает там недвижимость.

-Ну, это вряд ли, - спокойно сказал Илья, - завтра посмотрим. Придется ей возвращаться в свой милый городишко, откуда я ее вытащил.

На следующий день, ближе к 12, Илья и Федор зашли в холл компании. Охранник вытаращил глаза, глядя то на хозяина, то на его портрет в траурной рамке на стене. Федор попросил его молчать:

-Это сюрприз.

Тихо вскрикнула секретарша в приемной и заулыбалась, увидев начальника. Мужчины вошли в кабинет, где супруга главы холдинга говорила траурную речь. Она замерла на полуслове и тихо сползла в кресло. Лица членов совета директоров выражали разное: радость и смятение, разочарование.

Главный экономист Степан хотел выскользнуть из кабинета, его за руку остановил Илья:

-Что же Вы бросаете любимую в такой ответственный момент.

Потом обратился к собравшимся:

-Заседание совета директоров переносится. О времени вам сообщат. Как видите, новости о моей кончине были слишком преждевременными. Все свободны.

В кабинете остались несколько человек. Илья обратился к жене:

-Оля, за что ты так со мной? Что плохого я сделал тебе?

Жена вспыхнула:

-Ты уничтожил меня. Кто я была для тебя? Красивая игрушка, которую ты купил. Что я видела в своей жизни? Я хотела работать – ты запретил. Я хотела ребенка – ты не разрешил. Ты даже на похороны моей мамы не отпустил меня, потому что мне надо было быть с тобой на очередной презентации. Ты любил только свой бизнес, но не меня.

А я – женщина, и я хочу любить и быть любимой.

Илья выслушал и строго сказал:

-Убирайся. Я сам подам на развод. Даю тебе три часы на сборы.

После развода Илья в одиночестве бродил по своему огромному дому, вспоминал слова бывшей жены и с трудом, но понимал, что во многом она была права. Он перестал видеть в ней женщину, друга. Друга…

И тут Илья подскочил, вспомнив про своего друга с кладбища. Приехал на сельское кладбище, нашел сторожку запертой. Пошел в сельский магазин. Продавщица и сказала о кончине деда Макара:

-Горе-то какое! Убили его пару недель назад. За беглого какого-то мужика из клиники и убили.

Илья нашел на кладбище холмик с простеньким крестом и долго плакал, повторяя все время:

-Прости меня, дед Макар! Прости! И спасибо тебе, что спас меня. А. Может, и не надо было…

Было уже почти темно, когда к нему подошел отощавший Мухтар. Видимо, он и не уходил далеко от могилы хозяина. Илья обнял его:

-Мухтар, дружище! Признал меня! Сейчас мы поедем домой. Макар Иванович, прости меня. А памятник я тебе обязательно поставлю.

Дорогой он думал о том, что надо начать жить по-другому. Надо любить, растить детей, помогать старикам. Ведь жизнь – это не только бизнес. Жизнь – это жизнь!

Источник