Дождливый день… Дождь льёт как из ведра и кажется, что ему нет конца и края…

- Холодно. – Пожаловалась Даша, зябко кутаясь в одеяло.

Гоша заботливо укрыл жену ещё одним одеялом и сел рядом с ней.

- Ничего, милый. – Говорит Даша. – Скоро тебе станет легче, я перестану быть твоей обузой.

- Что ты такое говоришь?! – Сердится муж.

- Давай говорить прямо. Я ведь умираю. И скоро умру. Видишь, я уже лежу и не могу встать? Говорят, под конец будут дикие боли и мне придётся колоть наркотики как обезболивающее. Но меня не это волнует. Я ухожу и оставляю тебя и нашу девочку. Я знаю, твои родители и ты будете хорошо её воспитывать. Ты хороший отец, любимый. Но никто и никогда не сможет ей заменить меня. Мать. Поэтому я тебя прошу – не женись больше. Не нужна в доме чужая женщина. Не хочу, чтобы у Сони была мачеха. Чужая женщина родит тебе своих детей и внимание уделит им больше, чем нашей девочке. Нет, не хочу…

- Даша…- Начал муж, но больная его перебила:

- Поклянись мне. Дай мне клятву, что никогда не женишься больше. Ты всегда был только моим и я только твоей. Дай мне клятву.

- Клянусь.

- Громче!

- Клянусь!

- Ещё громче!

- Клянусь!!!

- Вот так… Ох, как болит внутри всё! Такое ощущение, что меня разрывает на мелкие части... Больно…

Жена затихла. Потом она нашла в себе силы и подняла голову с подушки.

- Гоша позвони родителям, пусть привезут Сонечку сегодня… Хочу её увидеть…

Сонечку привели к матери через пару часов. Даша посмотрела на дочь, слабо улыбнулась и погладила ребёнка по щеке.

- А ведь она похожа на меня, правда, Гош?

- Ещё и как! – Отозвался Гоша, с трудом проглатывая тяжёлый ком, застрявший в горле.

- Она будет лучше меня. – Продолжала молодая женщина и в глазах появились слёзы. – Иди к мамочке, моя девочка! Дай, обниму.

Даша обняла ребёнка, поцеловала в светлые волосы, погладила по голове.

- Как я не хочу умирать, если бы ты знал! – Сказала она, когда они остались одни. – Так несправедливо! Мне всего двадцать пять. Всего четверть века, а я хуже древней бабки. Но, видно, так решила судьба. Гоша, ты был хорошим мужем. Ты всегда был примерным отцом. Оставайся им всегда. И всегда мужем...Только моим… Я люблю тебя милый…

Даша затихла…

После похорон родители позвали Гошу к себе на разговор.

- Сынок, тебе сейчас будет очень нелегко. – Начала мать, когда Гоша сел за стол. – Сонечка ещё маленькая, ты взрослый мужчина. Как ты будешь её воспитывать, водить в садик, забирать из садика, ведь ты каждый день на работе. Послушай меня. Переезжай домой назад, к нам. Мы тоже с отцом, видишь, не молодеем. Но вместе как-то прорвёмся. Даша была хорошей матерью, жалко девочку, кто знал, что она так рано уйдёт? Переезжай к нам , сынок. Квартиру сдашь, уже деньги какие-то ещё появятся.

- Георгий, твоя комната свободна. Теперь ты там будешь с дочкой жить. – Вмешался отец. – Я с переездом помогу. Думай.

Гоша даже думать не стал. Переезд состоялся в тот же день.

Всё шло хорошо. Гоша неплохо зарабатывал, обеспечивая себя и дочь необходимым. Квартиру он сдал приятелю на условии, что тот просто будет платить коммунальные. Мать оказалась права. Вместе было легче. Всё-таки они были родными людьми.

Мать Гоши была опытным педагогом, она постоянно занималась с девочкой, водила её в магазины, одевала как куклу.

- Я всегда мечтала о дочери. А теперь у меня внучка. Тоже хорошо. – Поясняла она.

Однажды, когда Сонечка уснула, родители позвали сына на разговор. Он вошёл в кухню, сел за стол и внимательно посмотрел на мать. Но разговор начал отец.

- Сынок, ты ведь знаешь, мы желаем тебе только добра. – Начал он. – Мы как можем, помогаем тебе в твоей ситуации. Но время не щадит никого. Не пощадило оно твою жену два года назад, не пощадит и нас. Как ты будешь с дочерью, если нас не станет? Мы, разумеется, будем помогать тебе до последнего, но ещё год, два, пять, десять и за нами самими будет нужен уход…

- Пап, к чему ты клонишь? – Перебил отца Гоша.

- Георгий, ты должен жениться. Хоть какая-то подмога тебе будет. Да, Сонечке Дашу новая твоя жена не заменит. Но тебе будет какая-то помощь. Женщина в доме это уют, чистота, вкусная еда, тепло. Никакой мужчина, даже самый чистоплотный и умелый, уют не создаст, как это сделает женщина. Их этим даром наделил Бог, чтобы мужчине было хорошо.

- Вот как? – Поднял брови Гоша. – Ты ж в Него никогда не верил.

- Приходится задуматься иногда. Знаешь, я задумался после Дашиной смерти. А ведь, правда, как жизнь на Земле может быть случайной, если в человеке всё устроено так, чтобы он мог выжить на этой планете? Зрение, обоняние, остальные органы, возможность общаться. Организм вообще устроен как хорошая машина. Мы и правда, биороботы. Смотри, когда нет солнца, мы вялые, быстро устаем. Зато когда мы вдоволь получаем солнечную энергию, мы, наоборот, бодрые, энергичные.

- Ну, пап. – Возразил Гоша. – Ведь многие люди не могут долго на солнце. Жара противопоказана, давление падает или подымается…

- Это уже особые свойства организма. – Ответил отец. – Но в общем, всё так, как я говорю.

- А ты пожалуй, прав, папа. – Задумчиво сказал Гоша. – Человек как будто создан искусственно.

- Так вот. Сынок, женись, пока мы живы. Нехорошо тебе одному будет. Ребёнок растёт. Да и тебе, как мужчине, женщина нужна.

- Папа, я не могу. – Сказал Гоша. – Слишком больно до сих пор без Даши. Я ведь её в каждой женщине до сих пор вижу. А Сонька… Сонька вырастет. Да и вы с матерью ещё, даст Бог, поживёте. Переживу .

Отец укоризненно покачал головой. Во всём сын его слушал. Но этот совет принимать не стал.

- И почему ты так упёрся? – Сказал он.

- Я поклялся Даше, что никогда не женюсь больше. Она с меня эту клятву взяла. Ты сам меня учил, что если ты мужчина и дал слово – разбейся, но сдержи. Слово я дал. И теперь мне с этим жить.

- Сынок, Даше уже всё равно. – Вмешалась мать. – Её нет. А тебе жить. Всё от тебя зависит. Выберешь себе хорошую жену, будет она и Сонечке как мать. И всё хорошо будет.

- Ага. Не жизнь, а сказка. – Скептически кивнул Гоша. – Мам, да кому нужен чужой ребёнок? Сама подумай, в наше время свои мало интересуют, а чужой так тем более. Нет, у Сонечки только я остался. И вы. Дашины родители молодыми умерли… А сейчас пора спать. Спасибо за совет. Но клятву преступить я не могу. Да и рано думать об этом. Дашку никак не забуду. Никогда. Доброй ночи!

Гоша вышел из кухни и пошёл в комнату. Сонечка спала на кроватке, перевезённой из их квартиры. Гоша склонился над дочерью. Золотые локоны разметались солнечными лучами по подушке. Девочка сладко спала, улыбаясь во сне, и сжимала ручку, будто кого-то держала за руку. Наверное, ей снилась Даша. Гоша невольно позавидовал дочери. Даша ему не снилась после смерти. А он бы полжизни отдал, чтобы хоть мельком, хоть на секунду увидеть покойную жену. Гоша вздохнул и разделся. Затем лёг под одеяло.

Сон не шёл. Он вспоминал лицо жены, счастливое и торжественное, когда надевал в ЗАГСе кольцо ей на палец, когда откидывал фату, чтобы поцеловать, как она веселилась на свадьбе. Она вообще была очень лёгкой и весёлой. «Нет, другой такой не будет». – Решил Гоша и вздохнул. Жизнь раскололась напополам на до Дашиной смерти и после неё. И вторая половина стала горше полыни. Потому что была без Даши…

Так шли дни. Георгий заметил, что все вокруг так и пытаются уговорить его жениться. Даже старый приятель, который, как казалось, понимает друга с полуслова, и тот заговорил об этом. Но Гоша знал – клятву преступать нельзя.

Так прошёл ещё год. И ещё… Время летело ураганом, наполняя событиями каждый день, но Гоша как будто жил в своем мире. Его основным приоритетом стала Сонечка и любые другие события стали в связи с этим посторонними и неинтересными.

Вскоре пришло время вести дочь в первый класс. Готовя ребёнка в школу, он купил ей самую дорогую канцелярию, самый красивый портфель, мама помогла выбрать самую красивую одежду. Сонечка шла в школу, держа его за руку. Гоша был как в прострации. Линейка, первый звонок. Кто-то что-то говорил… А он всё думал, что именно сейчас, в этот момент, не хватает рядом Даши. Сейчас бы ей было тридцать. Как бы всё могло быть по другому, если бы не эта болезнь…

Вскоре Сонечка помахала ему рукой и скрылась за дверью школы. Кто-то взял его под руку. Гоша вздрогнул и обернулся. Мама.

- Я вспоминаю, как мы с отцом вот так же провели тебя в первый класс. Смотри, как летит время. Уже и ты провёл в эту же школу дочь.

- А я думаю, как могло бы всё быть по-другому, если бы Даша была жива. – Ответил Гоша, едва сдерживая слёзы.

- Пойдём сынок. – Всё поняв, сказала мать. – Пойдём домой. Сейчас тебе легче станет. Пойдём.

Они ушли со школьного двора.

Дома Гоша взял себя в руки. Стало немного легче.

Потом мама достала старые фотографии.

- Покажу потом Сонечке. – Говорила она, улыбаясь. – Смотри-ка. Помнишь? Это отец фотографировал. Женя, иди, посмотри, помнишь Гошку таким-то?

На фотографии Гоша выглядел смешно. Непослушные волосы, которые так и не смогли нормально причесать, новый школьный костюм, галстук. Вид важный, будто министр. Гоша улыбнулся. 

- Да. – Сказал отец. – Я так и не научился фотографировать на цветную плёнку. Все фотографии чёрно-белые.

- Главное, что они есть. – Сказала мать. – А вот Гошка с Оксаной. Помнишь её, сынок?

Гоша взглянул на фото и сердце его сжалось. Он вспомнил эту девочку, которая нравилась ему с первого класса. Сколько ему пришлось драться за неё! А потом… Потом их пути разошлись. Он женился на Дашке, своей сокурснице, после института, переехал в другой район, где они с Дашкой на деньги, вырученные со свадьбы купили квартиру. Потом родилась Сонька, ушла в небытие Даша…

Пришло время идти за дочерью. Гоша вышел из квартиры и пошёл в школу.

До звонка оставалось пятнадцать минут. Он встал у школьного крыльца, рассматривая здание школы. Ничего не изменилось за двадцать лет….

- Гоша? – Он вздрогнул, услышав знакомый голос и обернулся.

Рядом стояла Оксана.

- Ты?! – Гоша не смог скрыть удивления.

- Да. Привет.

- Привет! Какими судьбами? Ты совсем не изменилась за эти годы! Ксюша, я так рад тебя видеть!

- А ты сильно изменился. Постарел немного. Морщины, седина…

- Я за дочерью пришёл. – Пояснил Гоша. – Мы теперь у родителей живём.

- И я за дочкой. Сегодня в первый класс пошла. – Смеясь глазами сказала Оксана. Она ничего не сказала, но по глазам Гоша прочитал радость встречи.

- И моя в первый. У вас кто учитель?

- Ладыгина Наталья Леонидовна. Первый «А».

- И моя в первом «А». Так они тоже в одном классе? Это что, ирония судьбы?

- Да прямо как мы. Помнишь, мы ведь тоже в «А» учились.

- Да. Только учительница первая была не Ладыгина.

- Леонтьева. Светлана Николаевна. Умерла она. От рака. Пять лет назад.

- Прямо как моя Дашка. – Грустно сказал Гоша.

- В смысле? – Широко раскрыла глаза Оксана. – Голубев, ты вдовец?

- Да. Моя жена умерла от рака пять лет назад.

- Прости, прими соболезнования.

- А ты как? Муж, дети?

- Муж… Нет мужа. Точнее, есть. Фиктивный.

- Почему фиктивный?

- Долго рассказывать. А вот и наш класс. Смотри, моя с какой-то девочкой уже подружилась.

- Так это моя Соня!

Девочки подбежали к родителям.

- Папа, это моя новая подружка, Катя. Мы с ней теперь за одной партой сидим.

Катя передала портфель Оксане.

- Смотри, и дети наши подружились. – Удивилась Оксана.

Гоша первый раз за столько лет улыбнулся. Домой они пошли вместе.

- Папа, а вы тоже с Катиной мамой подружились? – Спросила Соня.

- Мы с тётей Оксаной учились вместе в этой школе в первом «А». И сидели тоже ща одной партой. – Ответил Гоша.

- Прямо как мы с Катей! Вот здорово!

- Может, посидим в кафе, отметим первое сентября? – Предложил Гоша.

- Давай. – Согласилась Оксана.

Пока девочки играли на детской площадке, Гоша узнал всю историю Оксаны.

После школы Оксана поступила в медицинский, как и мечтала. После окончания института девушка проходила интернатуру в роддоме местной больницы. Однажды молодая девушка, которую с трудом отговорили делать аборт, умерла при родах. Девочка родилась здоровой, с весом в три с половиной килограмма и пятьдесят сантиметров роста. У умершей роженицы никого не было и ребёнка было положено отправить в Дом Малютки после роддома. Почему-то Оксане очень не хотелось этого делать. Но пришлось. После этого она не могла спокойно спать, пить, есть, работать. В её глазах стоял этот ребёнок. Заведующий отделением, узнав об этом, сказала, что это просто по неопытности.

- Сколько таких детей проходит через нас! Привыкнешь. – Сказала она.

Но девушка никак не могла успокоиться. Она отправилась в детдом и справилась о ребёнке. Потом расспросила, как её удочерить. Ей ответили, что нужна справка о составе семьи, справка с места работы, сведения о доходах семьи. И ещё куча бумаги. И ждать. Эти семь кругов ада она прошла легко. Но главным препятствием стало отсутствие мужа. «Ребёнок должен расти в полноценной семье. Таковы правила». - Сказали ей. Тогда она попросила знакомого оформить фиктивный брак. Тот согласился и вскоре девочку передали счастливой девушке.

- Потом началось. Бессонные ночи, первые зубы. Ну, не тебе рассказывать. – Усмехнулась Оксана. – Родители помогли очень, хотя и против были. Говорили, зачем тебе это, тебе самой замуж выходить, своего рожать… Но я настояла. Понимаешь, это какая-то духовная связь с ней, с Катенькой.

- А она знает, что она не родная? – Спросил Гоша.

- Да. Я решила, что ребёнку всегда нужно знать правду. Я дале разыскала могилу её биологической матери, теперь мы каждый год ходим к ней, убираем, постоим у могилки и назад. Вот так…

Взамен Гоша поделился своей историей. С каждым его словом Оксана становилась всё грустнее и, наконец, заплакала.

- Видишь, тебе досталось сильнее. – Сказала она, утирая слёзы салфеточкой.

Потом они обменялись номерами телефонов и попрощались.

Встреча с Оксаной не прошла зря. Гоша стал немного веселее, немного ожил.

Видеться они стали чаще, приходя за детьми. Потом Гоша пригласил Оксану м дочерью в Ботанический сад, потом они вместе ходили в кино…

Оксана как-то тепло по-матерински относилась к Соньке. Она играла с ней и с Катей, но выделяла почему-то именно Соньку. Гоша заметил это и решил, что это потому что Сонька была обделена материнским теплом.

Потом Гоша понял, что его снова тянет в омут чувств. Но он уже не мог себе этого позволить, он был связан клятвой.

В итоге, родители в очередной раз начали настаивать на женитьбе. Разговор закончился как обычно. Ничем.

Гоша встретил дочь из школы, они провели до подъезда Оксану с Катей и Соня попросилась немного погулять.

Осень ещё была ранней, но листья уже желтели и лежали под ногами. Бабье лето ещё продолжало радовать своим последним теплом, но ветерок уже был прохладным.

- Пап, скажи, а тётя Оксана, она ведь хорошая, да? – Сонька посмотрела на отца своими синими глазами.

- Очень хорошая, дочка. – Отозвался Гоша.

- А вот, если бы она вышла за тебя замуж, она бы стала мне мамой?

- Нет, дочка, маму тебе никто не заменит.

- А тётя Оксана может заменить. Пап, женись на ней. Пожалуйста! И мы с Катькой будем сестричками.

- Дочь, понимаешь, когда умирала м- Папа, я сто раз слышала, что мама с тебя взяла клятву. Но я освобождаю тебя. Ведь это моя мама. Значит, я могу тебя освободить.

Гоша улыбнулся детской непосредственности дочери и ничего не сказал. Дальнейший путь домой они проделали молча.

- Пришли? А я вот пирожков нажарила. – Мать встретила их у двери.

В этот момент раздался звонок на телефон. Он поднял трубку. Оксана.

- Гоша, мне очень нужна твоя помощь. – Голос девушки был взволнован и, кажется, она была напугана.

-Что случилось?!

- Ты можешь срочно прийти?

- Сейчас. Пять минут.

- Только паспорт возьми с собой.

- Зачем?!

- Не задавай вопросов. Беги сюда!

Только Гоша вышел из подъезда, как его схватили крепкие руки, затолкали на заднее сиденье машины и она сорвалась с места. Голову Гоши крепко прижимали вниз и он не видел, куда они едут. Ехали недолго. Вскоре машина остановилась и его вытащили из машины. Гоша увидел здание городского ЗАГСа. Его прижали спиной к машине и он увидел здоровенного парня, державшего его за ворот куртки.

- Что ты моей сестре голову морочишь, Гоша? – Спросил тот.

Гоша никогда не был трусом или слабаком. Но увидев этого бугая, он понял, что отпор дать ему не сможет.

- Какой сестре?

- Оксане. Двадцать лет назад морочил и сейчас вернулся. Да?

Гоша внимательно присмотреться к крепышу.

- Кирилл?!

- Кирилл, Кирилл. – Подтвердил тот. – Сейчас ты спокойненьким и весёленьким шагом двигаешь вон туда. – Кирилл мотнул головой в сторону ЗАГСа. – Там тебя уже ждут. И если попытаешься тикать, я сзади. Я догоню. Понял? Двигай!

Гоша пошёл в ЗАГС. Девять лет назад он здесь торжественно давал клятву молодой жене. Даше. Клятву верности. Она вообще любила, чтобы он ей клялся. То в любви, то в вечной верности, и последняя, страшная клятва безбрачия…

В холле его встретила Оксана.

- Что так долго? Пошли быстрее! Она усадила его за столик в холле, положила перед носом бланк заявления и сунула в руки ручку.

- Пиши! – Ласково сказал Кирилл.

- Погоди но ты же замужем? Фиктивно но официально.

- Вчера развелась. – Улыбнулась Оксана. – Я потом всё тебе поясню. Пиши.

Они написали заявления и отнесли их в кабинет. Регистрацию брака назначили через два дня.

Потом они вышли из ЗАГСа.

- Это нужно обмыть. – Сказал Кирилл.

- Точно! – Согласилась его сестра. – Пойдём в кафе.

Они сели за столик.

- Так может объясните, что происходит?! – Спросил Гоша.

- Я узнала о твоей клятве умирающей жене. Не сердись милый, твоя мама мне всё рассказала. И Кирилл придумал выход. Ведь сам ты женится не можешь. А насильно тебя женить это не клятвопреступление.

- Погоди. А меня спросили? А может, я не хочу!

- Да расскажи! – Отмахнулась Оксана. – Думаешь, я не вижу, как ты на меня смотришь? Я сама не против. Ну, что, шампанского?

Свадьба была более, чем скромной, можно сказать, что её и не было. Простота ЗАГСе свои отношения оформили два любящих человека.

- Дядя Гоша, а можно я теперь буду тебя папой называть? – Катя смотрела снизу вверх на улыбающегося жениха.

- Нужно. – Ответил тот и поднял девочку на руки.

- Отлично! Катя, теперь ты мне не просто подруга, ты мне теперь сестра! – Восхитилась Сонька.

Гоша опустил девочку на землю и две девчонки взявшись за руки, весело закружились в своеобразном танце.

- Ну, вот. Теперь мы семья. – Шепнула Оксана.

Гоша подхватил жену на руки и понёс к машине…

Источник