Надежда Петровна вышла из маршрутки. Ее никто не встречал в родном поселке. Сероватое небо нависло прямо над головой и еще больше настраивало на грустный лад. Она не узнавала родные места. 10 лет не была она дома. 10 лет, вычеркнутых из жизни. Эти годы она провела в местах не столь отдаленных, как говорят в народе. 10 тяжелых лет. Но она выдержала, несмотря ни на что. Как говорится, везде есть люди. И там тоже.

Надежда шла по бетонной дороге и не узнавала поселок. Все стало чужим и пустым, каким-то безликим. Она прошла мимо того места, где раньше был уютный магазинчик. Теперь на его месте возвышался двухэтажный супермаркет. Она заглянула туда, чтобы купить немного еды. Товара было много, все красиво упаковано. Непривычным для пожилой женщины было самообслуживание, но она справилась. За кассовыми аппаратами сидели молоденькие девчонки.

Надежда шла дальше по поселку, разглядывая новые коттеджи. Ее поразил гул автомобилей от трассы, которая теперь проходила параллельно главной улице. Женщина удивилась:

-Неужели людям нравится этот шум? Может, надо было обратиться, куда надо, и запретить строительство?

На самом деле ее земляки обращались везде, но кто их послушал. Но главной ее печалью стала вырубленная березовая роща, ее любимое место. Теперь здесь среди бетонных плит кое-где торчали березовые пеньки. Рощу вырубили для строительства новой коттеджной улицы. Но из-за кризиса стройка встала.

А вот и ее дом. Трудно было рассчитывать, что он устоит от невзгод за эти 10 лет. Сразу за калиткой ее встретил бурьян с ее ростом, за домом виднелся заросший сад.

Входная дверь болталась на одной петле. Она осторожно открыла ее, в лицо ей пахнуло сыростью и чем-то противным. Было наивно надеяться, что в доме хоть что-то уцелело. Понятно, что первыми здесь порезвились ушлые односельчане. Потом дом стал пристанищем бродяг. Почерневшие обои отвалились, ее любимый диван был весь в пятнах и дырах. Красивый когда-то сервант пуст, стекла были разбиты. Также были побиты и некоторые окна.

Короче, в доме было страшнее, чем во дворе. Слезы потекли сами собой от вида всей этой разрухи. Но она сказала себе:

-Не канючь! Слезами горю не поможешь. Стены есть, а у тебя есть руки. Глаза страшатся, а руки делают.

Надежда перекусила и устроилась на ночь на единственной уцелевшей банкетке. Утром она вышла во двор с другим настроением: нужно потихоньку приводить все в порядок. Несмотря на возраст, а ей уже было 65, и годы, проведенные за решеткой, она была довольно бодрой. Неволя многому ее научила, и не только терпеть, а работать руками.

Целый день она выметала старой метлой хлам из дома, вырубала бурьян. Заколотила выбитые окна, повесила дверь. Собрала уцелевшую мебель в одной комнате, чтобы она стала хоть немного похожей на жилую. Потом навела небольшой порядок в саду. Конечно, никто не пришел ей на помощь. Земляки обходили стороной ее дом после той истории.

За всеми преобразованиями в доме и на участке с большим недовольством наблюдал сосед Игорь, пузатый мужичок лет 40. Он никак не ожидал, что бабка вернется, и тем более начнет восстанавливать свой дом. У него были свои виды на этот участок: завладеть им и построить здесь гостевой дом и бассейн. И вот на тебе, явилась.

-Карга старая, явилась, не запылилась, - скрипел он зубами.

Когда Надежда окапывала жасминовый куст в палисаднике, она услышала противный скрипучий мужской голос:

-Здорово, соседка! С возвращеньицем! Никак, в отпуске длительном была?

Женщина смерила мужика презрительным взглядом, она ненавидела его, ведь именно из-за него ее осудили.

Свое состояние Игорь получил после кончины матери. Ему достались деньги в банке, этот особняк и коллекция старых автомобилей его отца. Он с детства мечтал владеть всем этим богатством, а мать заставляла делом заниматься. Ему же больше нравилось тусить с дружками, зависать с девчонками, отдыхать за границей.

Но как и всякая любяща мать, она не подозревала, до чего может опуститься ее единственный сынок в погоне за жизненными благами. Страшное произошло после их конфликта, когда мать отказала Игорю оплатить отдых в Испании. Дело дошло до криков и брани, которые слышали все соседи.

Надежда пришла утешить соседку, они сели на веранде пить чай. Надежда успокаивала женщину, говорила, что сынок перебесится, и все наладится. Вдруг чашка выпала из рук соседки, она завалилась набок. Игорь потом говорил в полиции, что Надежда давно мечтала заполучить их дом и участок, к тому же у нее в доме нашли вещество, которое стало причиной гибели женщины. В итоге по вине этого урода она провела 10 лет за решеткой.

Надежда ничего не ответила Игорю, а тот не унимался:

-Что молчишь-то? Не перенапрягайся, пока стоишь под кустиком. А то я слышал, что ты посидеть любишь.

И заржал, как конь, шевеля при этом противными серыми усиками. Надежда Петровна сдержанно ответила:

-И я рада видеть тебя, сосед. Что надо-то от меня?

-Гляжу, избенку свою в порядок приводишь. Обидно будет, если она сгорит ненароком. Мало ли, замыкание какое. Дом сколько лет нежилой был, проводка дрянь. Да ведь и ты можешь пострадать.

Женщина понимала, что ей воткрытую угрожают, при этом еще и глумятся над ней. Но поделать она ничего не могла. С этого дня все ее дела по дому и саду отошли на второй план. Она реально могла пострадать от этого мерзавца. В голове засела одна мысль:

-Надо разобраться с этим типом и вывести его на чистую воду. Покоя он мне все равно не даст.

Спустя время Игорь опять заявился к соседке с предложением:

-Соседка, а продай мне свой дом и участок. Большие деньги дам. Тыщу долларов. Получишь их и катись на все четыре стороны. Глаза мне мозолить не будешь.

Женщина понимала, что это типичные бандитские приемы, ей порассказывали про такое. Она демонстративно отвернулась. Сосед психанул, пнул ногой забор:

-Советую противопожарную сигнализацию поставить.

С того разговора пожилая женщина перестала спокойно спать, каждую ночь прислушиваясь к любому шороху. Она понимала, что так жить дальше нельзя, надо поставить соседа на место. Но как?

Решила действовать хитростью. Прошло дней 10 после того разговора, и она сама пришла к Игорю. Тот удивился ее визиту, еще больше удивил ее мирный тон соседки:

-Я тут подумала, что нам ссориться. Ты – человек порядочный. Домина вон какой у тебя. Видно, хозяин крепкий. А я чего упрямлюсь? Вот и решилась. А, может, мы поторгуемся? – хитро подмигнула соседка Игорю и достала из сумки поллитра.

-Вот это хорошо, - потирая руки, сказал мужик, - проходи в дом.

Женщину поразил беспорядок внутри этого богатого особняка. Игорь метал рюмку за рюмкой, а Надежда аккуратно сливала свое в старый фикус. Окосевший мужчина уже не сдерживал себя:

-Бабка, ты правильно решила уступить мне. Я добрый, я тебе даже две тыщи баксов дам. Прикинь, какие это деньжищи! А если бы ты отказалась, я раздавил тебя как букашку. Мокрого места не осталось бы.

-Да я сразу испугалась, как про пожар ты сказал. Все ночи не сплю. Надо уезжать. Где мне с тобой тягаться. И в этот раз, и в прошлый. Только я так и не поняла, сколько не думала, как тебе тогда все удалось провернуть с матерью.

Игорь махнул еще рюмку и с гордостью сказал:

-Все гениальное просто. Подсыпал чего надо мамашке в чай, и тебе тоже хотел. Получилось даже лучше. Достала она меня. А тут и наследство удалось получить, и от тебя избавиться, чтобы потом и твою землю прибрать к рукам. Пока ты скорую вызывала, хлопотала, я к тебе домой, подсунул отравку. Ее и нашла полиция после моих слов, что ты хотела захватить наш дом.

Вот теперь Надежде все стало понятно. Она вышла во двор, выключила запись новенького диктофона, который лежал в сумке.

Утром она отправилась в полицию. Шла и волновалась, как ее там примут, поверят ли. На следующий день она услышала звук полицейской сирены, вышла на крылечко. Полицейские выводили под руки орущего Игоря, который пытался вырваться и грязно обзывал стражей порядка. В какой-то момент он глянул на соседний двор и позеленел от злости:

-Это ты меня подставила, старая карга! Ничего, я доберусь до тебя!

Остальное Надежда Петровна уже не слышала. Она встречала новый день, первый спокойный день за долгие годы.

Источник